Зеркало. Династия Восточная Хань (25–220). Бронза. Музей провинции Шаньси.

Путеводный свет полированной бронзы (зеркала эпохи Восточная Хань на выставке «Древнее искусство провинции Шаньси»)

В наш век, когда развитие новых технологий опережает не только потребности обывателя, но и замыслы писателей-фантастов, довольно трудно представить отношение представителей древних обществ к вещам, давно ставшим нам привычными. Наши современники давно уже не благоговеют перед искусством письма и чтения, не видят ничего необычного в работе кузнеца и литейщика, не покрывают домашнюю утварь орнаментом, служащим украшением и оберегом.

Тем не менее, наверняка у каждого есть знакомый, до сих пор стремящийся посмотреть в зеркало, если вернулся домой за чем-то забытым или боящийся отразиться в разбитом зеркале. Эти народные приметы – отголоски давних верований, бытующих у наших предков, которые считали, что по ту сторону зеркала остается часть души владельца. Но гораздо более сложной системой представлений были окружены зеркала в Древнем Китае.

Внешний вид древнекитайских зеркал (кит. Цзин-Цы) мало напоминал современные предметы этой категории. В древности они представляли собой бронзовые диски, отполированные с одной стороны. Самым ранним китайским зеркалом на сегодняшний день считается девятисантиметровая круглая пластина, обнаруженная в погребении неолитической культуры Цицзя на территории современной провинции Ганьсу. Погребение датируется XX в. до н.э. На протяжении последующих полутора тысяч лет постепенно выработалась форма, первые образцы которой появились в Эпоху Воюющих царств (V – III вв. до н.э.). Окончательно в виде массивного диска с центральной петлей для подвешивания на оборотной стороне, покрытой орнаментом, зеркала оформляются только во времена династии Хань (III в. до н.э. – III в. н.э.).

Именно к периоду Восточная Хань (25 – 220 гг.) относятся наиболее ранние зеркала, представленные на выставке «Древнее искусство провинции Шаньси» в Историческом музее.

Ханьские зеркала отливались из бронзы с большим содержанием олова (до 22%), что придавало изделию серебристый блеск. Форма для отливки, как правило, лепилась из глины. Из-за своей хрупкости глиняные формы доходят до нас довольно редко, но сохраняются их аналоги из камня. Сложный орнамент будущей оборотной стороны предмета вырезался на деревянной заготовке, которая оттискивалась на глиняную поверхность. После отливки отражающая сторона предмета полировалась ртутью до зеркального блеска.

«У высшего человека сердце – что зеркало; оно не влечется за вещами, не
стремится к ним навстречу, вмещает все в себя – и ничего не удерживает. Вот
почему такой человек способен превзойти вещи и не понести от них урона»

Чжуан-цзы: Даосские каноны. IV в. до н.э.

Орнамент на обороте зеркал представлял собой сложную комбинацию символов. Прежде всего, это квадрат, переданный четырьмя выступами или линиями, вписанный в круг, которым является обод зеркала. В древнекитайской традиции этот мотив означал землю, охваченную небосводом, где квадрат олицетворял не просто известный мир, но именно Поднебесную Империю.

На одном из зеркал нанесены изображения Владычицы Запада Си-ван-му, хранительницы источника и плодов бессмертия, и ее супруга Владыки Востока Дун-ван-гуна, разделенные колесницами, символизирующими путешествие. Окружает композицию благопожелательная надпись, характерная для эпохи Восточная Хань деталь оформления зеркал.

На обороте другого зеркала отлит так называемый TLV-образный орнамент, где чередуются элементы, напоминающие эти латинские буквы. В целом на зеркале изображено поле для настольной игры лю-бо, популярного развлечения в Древнем Китае, правила которого сегодня забыты.

Зеркало играло важную роль не только в быту, но в погребальном обряде. Этот атрибут клали в могилу сородича, чтобы блеск полированной стороны освещал умершему дорогу в царство мертвых и отгонял злых духов. Кроме того, образ зеркала часто возникает в философских и религиозных трактатах, олицетворяя незамутненное «изначальное сознание» или мудреца, видящего вещи такими, какие они есть.

Популярность китайских зеркал эпохи Хань была столь высока, что вызвала многочисленные подражания. Так, на территорию Юга России копии китайских зеркал принесли кочевники-сарматы, распространив моду на эти изделия на сопредельные территории, в том числе Восточную Европу. Для точного копирования полюбившихся предметов обихода у варваров не было ни умения, ни желания воспроизводить чуждые им китайские символы. От сложных китайских композиций на сарматских зеркалах III в. остался только квадрат, вписанный в круг (Рис. 5). Эти отдаленные аналогии ярко демонстрируют, сколь далеко распространилось пусть опосредованное, но ощутимое влияние Китайской цивилизации.

Анна Кадиева